Студент первого курса философского факультета МГУ Марат Нигматулин, обвиняемый в оправдании терроризма из-за расклейки листовок, заявил, что двое мужчин, представившихся сотрудниками ФСБ, били его и резали ножом руки в университетской библиотеке, требуя явки с повинной

 

 
 

В 2018 году против Марата Нигматулина завели уголовное дело по статье об оправдании терроризма. После стрельбы в керченском колледже он приклеил на здание управления Филевского парка листовку, в которой неизвестная организация «Революционные школьники» брала на себя ответственность за произошедшее. До этого листовки появлялись на зданиях Пенсионного фонда и лечебно-диагностического центра Минобороны

Союз Красных Групп и всех, верных СССР! / ВКонтакте

 

 
 

Траурные мероприятия, посвященные памяти жертв трагических событий 17 октября 2018 года в Керченском политехническом колледже

Пресс-служба Государственного Совета Республики Крым

Студент первого курса философского факультета МГУ Марат Нигматулин, обвиняемый в оправдании терроризма из-за расклейки листовок, заявил, что двое мужчин, представившихся сотрудниками ФСБ, били его и резали ножом руки в университетской библиотеке, требуя явки с повинной. Студент написал заявление о произошедшем на имя ректора МГУ Виктора Садовничего, которое цитирует телеканал «Дождь».

По словам Нигматулина, 20 ноября в Шуваловском корпусе МГУ его встретили двое мужчин, представились сотрудниками ФСБ и потребовали пройти с ними. Нигматулин отказался, его начали бить по почкам и коленям и силой потащили в один из читальных залов библиотеки.

«Они начали требовать, чтобы я написал явку с повинной, где рассказал о том, что я будто бы создал террористическую организацию численностью в 100 человек, устроил теракты в Керчи, Архангельске и Благовещенске, установил тесные связи с немецкой, французской, британской и кубинской разведками, много лет трудился на Ватикан, продавал иностранцам военные секреты России», — сказано в заявлении студента. По его словам, один из мужчин сказал: «Сейчас мы будем задавать тебе вопросы. За каждый неправильный ответ будем тебя резать».

Первокурсник отвечал, что не делал ничего подобного, за это ему наносили порезы складным ножом. По словам Нигматулина, он насчитал 22 пореза: 15 на левой руке и семь на правой. Помимо этого, юноше ставили на голову тяжелую книгу и били по ней кулаком. Это продолжалось около двух часов. Студент отметил, что все это время в библиотеке находился мужчина, который не участвовал в происходящем.

Нигматулина отпустили, пригрозив убить его и его семью, если он «в самое ближайшее время» не напишет явку с повинной. Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Динзе, который представляет интересы Нигматулина, рассказал, что заявление также подано в отдел МВД по району Раменки. В пресс-службе ГУ МВД России по Москве не смогли дать оперативный комментарий.

В 2018 году против Марата Нигматулина завели уголовное дело по статье об оправдании терроризма. После стрельбы в керченском колледже он приклеил на здание управления Филевского парка листовку, в которой неизвестная организация «Революционные школьники» брала на себя ответственность за произошедшее. До этого листовки появлялись на зданиях Пенсионного фонда и лечебно-диагностического центра Минобороны.

Нигматулин рассказал, что выдумал организацию и приклеил листовки, чтобы произвести впечатление на одноклассницу. В декабре 2018 года его поместили под домашний арест, который спустя полгода заменили на запрет определенных действий. Как рассказал телеканалу отец студента Владислав Нигматулин, первый допрос его сына проходил в начале ноября прошлого года. «Было колоссальное давление, потому что было примерно восемь-десять оперативников, которые приходили. Было два полковника, подполковники и так далее. И половина примерно была ФСБшников, а половина из полиции», — рассказал он.

Кроме того, в конце августа студента поместили в больницу имени Алексеева для прохождения психиатрической экспертизы. «Мы были против, мы ходатайствовали, чтобы изменили, в суд подавали на то, чтобы изменили на Сербского. Нам отказали. Потом оказалось, что просто их оперативные возможности в больнице Алексеева лучше, чем в Сербского, потому что Сербского — это практически тюрьма, вход там строго ограничен, а Кащенко — это «гуляй не хочу». Его поместили, и в первый же день к нему пришли оперативники ФСБ, которые стали давить на него, на то, чтобы он признался в создании организации террористической. Это сразу статья 205.4, до 20 лет лишения свободы. Если бы он признался, то они могли бы переквалифицировать его уголовное дело по новой статье», — рассказал отец студента. По его словам, многочисленные обращения в различные инстанции результатов не дали: Нигматулину грозит от двух до пяти лет лишения свободы, при этом условного наказания статья о публичном оправдании терроризма не предусматривает.

Источник: newsru.com

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.